Дмитрий Мухин: "За последние шесть лет первый раз клуб поменял"

31. 08. Яна Наконечная (пресс-служба ХК "Ростов")

Дмитрий Мухин: "За последние шесть лет первый раз клуб поменял"

— Кто из ваших друзей играл в "Ростове"?

— Из знакомых сейчас играет Царёв, из Воскресенска много пацанов. Всех не перечислить: очень много с кем играл и с кем просто знаком.

— Что рассказывали о нас?

— Только позитивные эмоции. Многие, которые уехали как раз, молодые, стали чемпионами. Естественно, только положительные впечатления. Миша Степанов, Кулаков Егор – они и со мной по "вышке" играли в Воскресенске.

— Часто встречаете знакомых на льду?

— Да. Практически в каждой команде есть знакомые. С кем-то играл, с кем-то даже лично не знакомы, а так – играли против друг друга всю жизнь.

— Избегаете контакта, если видите знакомое лицо на поле?

— Да нет. На льду друзей нет. Вне площадки – да, друзья, знакомые, а на льду – нет. Никто никого не жалеет.

— Бывали стычки с бывшими партнёрами?

— Ну, этого – нет. Даже если, там, в горячке видишь знакомого – сразу: "Всё, всё". Такого не бывало.

— Отсеялась ли часть друзей с рождением ребёнка?

— Да. Почему так происходит – не знаю. Жизнь меняется. Скорее всего, интересы разными становятся.

— Среди ребят есть любители поиграть с вашим сыном?

— Из команды? Пока что особо много времени вместе не проводили. Так, если после игры в раздевалку водил – да, с ним общаются. Играть пока, вроде, не играют.

— Как вас изменило отцовство?

— В лучшую, наверное, сторону (улыбается). Вспоминаешь слова мамы: "Родятся у тебя свои дети – тогда будешь говорить. А пока слушай меня". Она так говорила. Это вполне понимаешь, когда становишься отцом. Душа за сына болит: как он болеет, как с температурой лежит… Только о нём и думаешь.

"По габаритам в судьи не прошёл бы, да и не хочу"

— Что обычно обсуждают в автобусе?

— Да всё подряд. Товарищеские игры особо не мусолят. В сезоне – да: бывает, ездишь и обсуждаешь. В основном, если неудачная игра, у всех плохое настроение. Если хорошая игра – да там никто ничего не вспоминает.

— Как вам объясняли новые правила?

— Судья внёс какие-то поправки. В основном правила, касающиеся игры. Нас собрали в конференц-зале и зачитали их: какие ввели, какие отменили. Они каждый год вносятся. Много удалений. Как-то ужесточают правила за задержку, за блокировки – за всё это. Это ежегодно проводится. Всегда судья приезжает либо на какой-то турнир, либо домой к команде и в раздевалке объясняет, рассказывает, либо наглядно показывает на каком-то другом моменте.

— Если бы вы были судьёй, то главным или линейным?

— Я по габаритам в судьи не прошёл бы (улыбается), да и не пошёл бы. Не хочу.

— Существуют требования по габаритам?

— Ну, естественно. Не знаю – врать не буду, но там какие-то должны быть стандарты у линейных. Главные – может быть, и нет… Но всё равно, я бы не пошёл в судьи.

— Как ими вообще становятся?

— У меня, вот, знакомые, с кем я играл в команде по году рождения, начинают с детей судить. Потом уже МХЛ им дают, ВХЛ. Вот, Иван Ермолаев есть из знакомых по году. Он сам из Тулы. Главный. В том году стал лучшим судьёй сезона. В Воскресенске есть человек, который в КХЛ судит. Много ребят знакомых, воскресенских судей, которые играли раньше в хоккей.

— Какие варианты продолжения карьеры, кроме тренера и судьи?

— Я пока об этом не думал… Не знаю. Учителем физкультуры, если образование позволит.

"После игр с "Кристаллом" вышли не готовые к скоростям"

— В предсезонке лучше играть с сильными или равными соперниками?

— Ну, наверное, лучше с более сильными. Смотря с какими. Если из КХЛ – естественно, против них интересно играть, но не всегда есть такая возможность. Тогда лучше против таких соперников, как в Высшей лиге. Либо сильных, либо средних – всё равно, каких. Игры против слабых команд, мне кажется, расслабляют.

— Как с "Кристаллом", например?

— Ну, я думаю, да. После игр с "Кристаллом" мы как будто вышли не готовые к скоростям, к такой игре с "Горняком".

— Вы ездили на турнир Шилова с "Химиком", с "Ростовом" – в Тамбов. Лучше так, чем контрольные матчи?

— Ну, наверное, да: нагрузка больше и хорошая подготовка. В Воскресенске один раз был турнир, когда мы отыграли, наверное, четыре матча, на три дня домой съездили – и опять в Питер, опять турнир. Было тяжело, но хорошо попробовать свои силы к сезону, что-то наработать.

— Подстёгивают ли призы?

— Да нет. Об этом, мне кажется, не думаешь на таких турнирах. Призы надо выигрывать в сезоне, в плей-офф (улыбается).

— На турнире имени Шилова вы стали лучшим игроком, в этом году забивали два матча подряд. Есть шанс повторить успех?

— Я об этом даже не думаю (смеётся). В Питере даже непонятно было решение, почему так сделали. Я там ничем особо не отличался: ни голами, ни передачами... Даже не помню уже, за какие заслуги.

— В сезоне будут выбирать лучшего игрока матча?

— У нас в прошлой команде была такая традиция: лучшему игроку давали шлем, он говорил речь. Потом, на следующую победную игру, он снова говорит пару слов и выбирает следующего. Но я не знаю, есть здесь такая традиция или нет. Пока не в курсе. Лучшим игроком, к сожалению, не становился ни разу (смеётся).

"Лет до двадцати двух-двадцати трёх к доктору не обращался"

— Счастье любит тишину?

— Не знаю даже… Я бы не сказал. Когда ребёнок смеётся – это же не тишина? Он громкий (улыбается). Я думаю – нет, не любит.

— Всегда ставите точки в конце предложения?

— Иногда ставлю, иногда не ставлю. Когда как получается.

— Многие считают, что это агрессивно. Не думаете?

— Да нет. Абсолютно всё равно.

— У какой команды ВХЛ самый жёсткий хоккей?

— Я даже сейчас и не вспомню… Были такие команды, которые играют в активный хоккей, прессинг. Но чтобы прямо жёсткий… Даже не знаю, с такими правилами вообще жёстко можно будет играть?

— Что мешает играть вечно?

— Здоровье, конечно. Физические кондиции – это то же самое здоровье. С возрастом уже понимаешь, что всё не так, как в молодости. Были времена, когда я до какого-то возраста к доктору вообще не обращался, потому что ничего не болело. Примерно лет, наверное, до двадцати двух-двадцати трёх. Ну, там, мелкие травмы какие-то были, и всё. А потом – не то, что даже от расхлябанности… Но травмы наступают, и они начинают уже беспокоить. Физически ты как бы нормально себя чувствуешь, но вот эти старые травмы начинают как-то давить. Тяжело становится. Они уже начинают проявляться.

— У вас больше травм, чем у среднестатистического игрока?

— Я бы не сказал. Серьёзных – тьфу-тьфу-тьфу – операций не было никогда никаких. Так: надрывы, растяжения, переломы, рассечения, зубы выбитые, и всё.

— Операций боитесь?

— Ну, скорее да, чем нет. Не хотелось бы этого.

— А ещё чего-нибудь?

— Змей (смеётся).

"Воскресенск – город маленький. Все ходят на хоккей смотреть на того, с кем гуляли недавно или виделись где-то"

— Вы за частую смену команд или преданность клубу?

— Ну, скорее всего, преданность клубу. Я, прежде всего, за стабильность. Конечно, хотелось бы в других городах попробовать… Но не знаю. Менять клуб каждый год, каждый сезон..? Может, у меня такого не было просто. За последние шесть лет я первый раз клуб поменял. Наверное, лучше оставаться на одном месте, потому что если приходит тренер и ему дают поработать два года, то ты за первый год всё изучаешь, начинаешь только понимать. А на второй год приходишь уже знающим и можешь работать над качеством, а не над действиями какими-то. Одно уже знаешь – только другое дорабатываешь.

— Клуб и игрок всегда расстаются друзьями?

— Не всегда. Бывают и плохие ситуации. У меня, скорее всего, таких не случалось. Осадок, конечно, остаётся неприятный… Хотелось бы, чтобы его не было.

— "Рязань" осталась принципиальным соперником?

— Да уже особо нет, это давно было. Но там до сих пор хорошие болельщики: помнят всегда, поддерживают. Даже, вот, когда я перешёл, многие написали. Много знакомых ребят из Воскресенска, кто там устроился. Работа с хоккеем тоже связана. Так что нет: там только положительные эмоции о городе, о болельщиках, о команде.

— Любовь воскресенских болельщиков к вам – взаимная?

— Конечно (улыбается). Город маленький – что сделать там? Все ходят, все знают – естественно, будут смотреть на человека, которого знают лично, с кем гуляли недавно или виделись где-то. По поводу хоккея не знаю – надо у них спрашивать, что им там нравится во мне (улыбается).

— Что-то зрелищное…

— Ну, не знаю… Может, то, что не габаритный? Никогда не спрашивал.

— Какой Ростов в сравнении с Воскресенском?

— Большой. Очень. Непривычно. Вождение тут другое, я бы сказал. А так – много магазинов, много куда можно сходить, единственное что.

— Что будет на матчах с "Химиком"?

— Ничего не будет (смеётся). Игра обычная. Конечно, будет какой-то мандраж, но это всё придётся отбрасывать. Будет обычная, рядовая игра. Буду выходить и биться.