Евгений Петриков: "Запомнится, как на рыбалку ездили, играли, как на арену пешком ходил"

06. 05. Яна Наконечная (пресс-служба ХК "Ростов")

Защитник – о рекорде по набранным очкам, изменениях в жизни с рождением сына и светлых воспоминаниях о Ростове-на-Дону.

Евгений Петриков: "Запомнится, как на рыбалку ездили, играли, как на арену пешком ходил"

— В этом сезоне лига взяла у тебя интервью. Популярность?

— Ну, не первый же раз (улыбается). Да ну, почему популярность? Это нормально, наверное. И до этого брали, это наша работа. Берут интервью – надо говорить.

— Чувствуешь, что стал известнее в ВХЛ?

— Всё равно не Кицын, так сказать, по меркам ВХЛ, но приятно, что тобой интересуется пресс-служба лиги.

— В этом сезоне у тебя сменился партнёр по звену. Быстро привык?

— Ну, они и в том году были разные. В основном, конечно, Красный (Алексей Краснов – прим. ред.), но маленько и с Минаем, и с Шевой играл (с Елисеем Минаевым и Евгением Шевчуком – прим. ред.). В этом году сначала с Минаем начинал играть, потом с Красным маленько. Договариваешься, и ко всем можно привыкнуть. Просто нужно подсказывать, и за счёт тренировок потихонечку всё приходит. В этом нет ничего такого тяжёлого. Нужно, конечно, время, чтобы сыграться, но нормально. Елисей тоже молодец, он в этом году сильно добавил и во всём прислушивался. Где-то я подсказывал ему, где-то он спрашивал, как надо, как будем поступать. Так и получилось, играли вместе. Самое главное – договариваться.

— С защитниками той же комплекции проще?

— Это, наверное, не столь важно. Важнее, как человек понимает игру. Пускай он будет маленький или большой – самое главное, чтобы он понимал, что я от него хочу и чего он хочет от меня.

— Про хобби. Все обсуждают рыбалку, но ведь ещё ходят по грибы?

— Ну, с грибами тяжеловато в Ростовской области, я здесь за ними не ходил. А если брать Челябинскую – они растут в основном в такое время, когда начинаются сборы. Если честно, я и дома давненько не ездил. Пару лет точно. А так – раньше мы постоянно с отцом, с мамой выбирались за грибами, это тоже одно из хобби.

— А для ловли Ростов – благоприятное место?

— Для ловли в определённые промежутки было, конечно, хорошо. Всё-таки Дон – великая река, так сказать. Рыбы немало. Ловили, особенно осенью, было дело. На рыбалку я везде найду место сходить (улыбается).

"Если бы я не играл раньше в "Рубине", я бы всё равно в финале болел за них"

— Правда, что ты ездил на арену на общественном транспорте?

— Да, в том году вообще постоянно ездил на автобусе, в этом – живу чуть поближе, ходил в основном пешком. Иногда пацаны подбирали, если по пути едут, на машине.

— Для тебя автобусы – нормально?

— А что в этом такого? Мы в детстве постоянно ездили на общественном транспорте: то на трамвае, то на троллейбусе. Я не вижу в этом ничего такого. Зашёл – отдал за проезд, либо иди пешком. Ну, если нет у тебя машины, почему бы и нет? Почему нужно тратить на такси 150-200 рублей, когда можно доехать за 30?

— В выездном автобусе за сезон что посмотрели?

— Смотрели сериал интересный – "За час до рассвета". А так – фильмы всякие, сериальчики. Всё равно иногда надоедает дорога. Тебе включают – пока едешь, немножко отвлекаешься, хотя бы время быстрее летит. В том году тоже нам ставили интересные фильмы. Помню, в какой-то поездке были все спортивные: "Движение вверх" – про то, как наши на Олимпиаде в баскетбол выиграли в 1972 году. А так – что поставят, то и будем смотреть. Хоть мультики, нам без разницы.

— С чего решил переименоваться в Инстаграме?

— Я, если честно, раньше вообще не знал, что можно переименовывать аккаунт. Мне жена подсказала, что это не так тяжело сделать. Ну, раз играю под 26-м номером, надо быть 26-м, а не 69-м, как раньше.

— У тебя есть однофамильцы?

— Естественно, они у всех есть. Вон, МАТЧ ТВ (улыбается). (Телеведущая Ольга Петрикова – прим. ред.). И просто так знаю, конечно, однофамильцев. В Челябинске даже есть парень – его и зовут Женя, и фамилия у него Петриков, тоже занимается хоккеем. Я о нём вообще никогда не слышал. Потом пришёл с арендаторами кататься, встретились – говорит: "О, братан".

— А Петракова знаешь?

— Лично – нет, но я понимаю, про кого речь. Про нападающего "Динамо".

— Да. Пресс-служба "Рубина" предположила, что в финале ты по старой памяти болел за них. Так?

— Естественно, я болел за "Рубин". Мы иногда нет-нет, да спишемся. Не скажу, что часто, но бывает, может, раз в год. И болельщиков у меня там пара человек знакомых есть – они тоже следят за мной, интересуются, что-то спрашивают. Откровенно говоря, если бы я не играл раньше в "Рубине", я бы всё равно больше болел за них. Во-первых, это ближе к дому. Во-вторых, это команда, против которой мы постоянно играли в детстве, ездили в Тюмень. А так – конечно, у меня там много друзей, знакомых. Егорка Назаров там играет – вообще друг с детства, можно сказать. Я с этими пацанами два года назад сидел в раздевалке – конечно, я желал им победы. Хотя скажу, так же Андрюха Рычагов, например, в Питере играет. Он единственный, кого я там знал. Финал, как говорится, уже их дело, но я больше болел за Тюмень.

"Все начали понимать, что "Ростов" – это не такая команда, по которой можно взять и проехаться"

— На сайте "Тюменская арена" есть статья: "ХК "Ростов" – товар не броский, но ноский". Как думаешь, о чём там?

— Ну, наверное, как говорит наш главный тренер, нас всё равно стали все бояться. Тем более в этом году мы могли, несмотря на то что кто-то лидер, обыгрывать их. Да, где-то не получалось, но мы многих обыгрывали, на самом деле. Поэтому все начали понимать, что "Ростов" – это не такая команда, по которой можно просто взять и проехаться. В принципе, что в Тюмени и было: очень тяжёлая игра. У нас там начались болезни – я помню, Прошка (Алексей Прохоров – прим. ред.) выходил уже на грани срыва. Мы проигрывали по ходу матча 1:3, потом сравняли – была такая заруба! Но в овертайме в итоге пропустили. Мы что смогли, то и сделали, отдали тогда все силы. Народу собралось много, тяжеловато пришлось. Не было стыдно за это поражение, так сказать.

— Твой вердикт по сезону?

— Ну, я вообще думаю, что начиная с того года "Ростов" стали понимать не просто как команду, которая вышла из ВХЛ-Б (Первенства ВХЛ – прим. ред.) и ни на что не претендует. В том году мы уже сказали маленькое слово: мы попали в плей-офф. В этом сезоне мы играли более-менее ровно, не было больших спадов или ям, чтобы проигрывали по четыре-пять матчей. Дома вообще старались по максимуму всегда забирать очки. За сезон я бы поставил твёрдую четвёрку: где-то, понятно, всё равно недополучилось. По-другому и не бывает. Пятёрку, наверное, команде можно поставить, если она выиграет кубок. А мы, я думаю, выступили на четвёрку. С нашим бюджетом, с нашей ситуацией – это хорошо. У нас был очень добротный коллектив, и даже то, что мы играли без премий за победы, нас не останавливало. Мы всё равно продолжали играть и показали, считаю, неплохой результат.

— Егор Назаров знает заливщиков льда в Тюмени по именам. А ты – сотрудников "Айс Арены"?

— Ну, Егор Назаров, извините меня, там лет семь уже играет. Он там ещё самым любимчиком считается, так что это естественно. Я – нет, если честно, не знаю по именам, но всё равно стараюсь, когда захожу, здороваться. Проявляешь к человеку уважение: он делает свою работу. Я стараюсь со всеми здороваться: как с обслуживающим персоналом, так и с врачами – со Светой, с Аллой Иванной. Нужно отдавать дань уважения. Они молодцы, они работают для нас.

— Делился пиццей после игр?

— Да. Пиццу дают – обычно, если после игр тяжеловато, не хочется кушать. Либо охраннику отдавал, когда не хотел, либо ещё кому-нибудь, чтобы она не лежала, не пропадала.

— Интервью с тобой было первым, а теперь – одно из последних в сезоне. Чувствуешь, что уходит эпоха?

— Да ну… Всегда ведь можно будет, скорее всего, вернуться. На это будет влиять много факторов – посмотрим, пока не могу ничего сказать. Какая эпоха? Я здесь отыграл не 10, не 15 лет (улыбается). Ну, чего я здесь? – два года. Хотя всё равно считаю, что даже за этот срок добились неплохих результатов.

"Если раньше дети из СШОР даже не здоровались, то сейчас узнают"

— Когда ты пришёл в клуб, то говорил, что можешь и до полудня поспать. Сейчас сын не даёт?

— Во время сборов семья находилась в Челябинске, было время выспаться. А вообще – да, конечно, маленько график изменился: можно не то, что до обеда, но и ночью не поспать. Жена, на самом деле, понимающий человек у меня. Она даёт мне перед матчами выспаться, например, потому что знает, что мне идти играть. В этом плане, я думаю, она устала за этот год побольше, чем я. Это не просто так: сидеть с ребёнком целыми днями. Выйти никуда не можешь по сути – так, только с ним погулять... Это очень тяжело. А в плане сна – ну, ничего страшного. Как говорится, когда есть маленький моментик – я сразу заваливаюсь (улыбается). Жена, по сравнению со мной, вообще не спит.

— Ты серьёзный отец?

— Пока ещё, наверное, не настолько. Всё равно ребёнок ещё очень маленький – на него нельзя ни ругаться, по сути, ни чего. Ну, он же не может сказать тебе, чего хочет или что у него болит, когда он плачет. Я пока ему не могу ничего объяснить словами, наругаться, повлиять никак. Да, где-то раз – упадёт, споткнётся несильно – начинает ныть. Не подходишь, не уделяешь этому особого внимания, потому что, если обратишь, это будет продолжаться, надо постоянно успокаивать. Как говорится, упал – вставай.

— Мужское воспитание у тебя…

— А как иначе? Так и есть.

— Говорят, растёт "мини-Петрик"?

— Ну, а кто он ещё? Пока – да, мини-Петрик растёт. Потом будем воспитывать потихонечку – посмотрим, что получится. Дети всё равно меняются со временем, но пока формой лица похож, конечно. Может, что-то ещё поменяется… Но пока ничего не меняется (смеётся).

— Игры вместе разбираете?

— Ему, конечно, пока интереснее смотреть мультики, но я ему говорю: "Вон, давай, смотри футбол, смотри хоккей, изучай тактику" (смеётся). Прикалываюсь над ним. Потом, дай Бог, если у него будет желание, пойдёт в хоккей. Всё равно, помню, и у меня так с отцом было: приходили домой, смотрели спорт. Это было нормально: обоим интересно. Садились, смотрели всегда. Хоккей, футбол, биатлон очень любили, и я буду стараться то же самое прививать. Я же не хочу, чтобы он вырос каким-нибудь агалом.

— В Ростове часто видел детей из СШОР?

— Ну, заходили, да. Если раньше они даже не здоровались, то сейчас узнают: "Здравствуйте, здравствуйте". Они молодцы, приходят, стараются. После нас обычно катались. Если здесь лёд занят двумя-тремя тренировками в день – детей и фигуристов, то в Челябинске вообще нет такого, чтобы был свободный лёд. Тем более там масса арен: не одна, не две, а штук восемь-девять. Всё забито.

— По-твоему, какие перспективы у нашей хоккейной школы?

— Надо, чтобы народу больше ходило, во-первых. Разговаривал с Иван Иванычем (Иваном Пельтеком – тренером СШОР №6 – прим. ред.), затрагивали эту тему. Очень мало народу ходит относительно других регионов, которые хоккейные. Здесь всё-таки упор идёт на футбол. Наверное, это элементарно из-за того, что зимой просто нет морозов и во дворах даже не заливают коробки. Начинается всё с этого, скорее всего. Здесь тяжелее намного развить хоккей, но всё равно дети ходят, кому-то интересно. Нужно привлекать ещё. Это всё непросто и будет нарабатываться годами, но, дай Бог, будет развиваться.

"Рекорд – заслуга не только моя, но и партнёров"

Команда на матче, когда защитник оформил хет-трик

Скамейка на матче с "Зауральем", когда защитник оформил хет-трик

— По-честному: запал тебе в душу Ростов-на-Дону?

— Как сказать… Мы же особо далеко и не выбирались. Запал в душу, наверное, Западный микрорайон: всё равно постоянно находились здесь. В плане коммуникации, дорог, как построены дома, мне, конечно, не сильно понравилось, потому что взять Стабильную улицу – это сплошной муравейник. Маленечко построено всё тяп-ляп, лишь бы побольше сделать. А так – хороший город. Он тёплый относительно наших краёв, хоть я и с Урала, привык к морозам, ко всем этим делам. Конечно, многое запомнится. Как на рыбалку ездили, как играли, как на арену пешком ходил... Сама арена запомнится тоже. Она у нас хоть и маленькая, но достаточно уютная. Можно прийти в любой момент – тебе кофе нальют, все относятся хорошо. Можно спокойно в тренажёрный зал сходить, всё в лёгкой доступности, я бы сказал.

— Ты вошёл в историю клуба: рекорд среди защитников – 30 (11+19) очков за сезон. Как тебе новость?

— Во-первых, это заслуга не только моя, но и партнёров. Как говорится, кому-то сам снаряды подносишь, кто-то – тебе. Без них, наверное, не было бы этого результата: всё-таки пятёрка была сыграна. И болельщики очень нам помогали, я им всем благодарен. Дай Бог, чтобы кто-то побил этот результат в будущем. Это не так уж и много, можно и больше. И я мог в этом году, на самом деле, больше набрать… Но где-то, может, не бросал лишний раз, искал передачу, где-то не получалось. Хорошо, что стал рекордсменом.

— Два очка до личного рекорда…

— Ну, по "вышке"-то я точно столько не набирал. По "молодёжке" у нас откровенно была сильная команда – я, если честно, там вообще за статистикой не следил. Тренер требовал, чтобы защитники выполняли свою функцию, и он смотрел не на то, что ты набираешь очки. Не было такой задачи, тебе в первую очередь надо было защищаться. У нас очень хорошо была поставлена игра в обороне. Это уже в конце года ты узнаёшь, что столько-то набрал... Рекорд, значит, в следующих годах побью. Постараюсь.

— Ты говорил, что 27 лет – не рубеж. Вернёмся к этому разговору в 30?

— Да и 30 лет – не рубеж. Рубеж, наверное, будет, когда закончится вся эта хоккейная жизнь. А она когда-то всё равно закончится. Тогда – да, ты будешь осознавать, что нужно делать что-то новое, полностью переосмысливать всё. Идти либо тренером работать, либо кем-то ещё. Профессию, по сути, менять. Понятно, что работа будет связана с хоккеем, потому что профессиональнее, чем здесь, ты себя нигде не поставишь. Ты всю жизнь этим занимался. А деньги же надо как-то зарабатывать, у тебя семья. Пока есть здоровье, нужно играть в хоккей, доказывать, побеждать. Вот так. А сколько лет – неважно. Вон, посмотреть на Попова в КХЛ – я удивляюсь: человек играет на высшем уровне в 41 год. Он выглядит не то, что не хуже других – он выглядит лучше, чем некоторые. Он доказывает, что можно играть и в 35 и, оказывается, даже в 40. Так же, как и у нас в "вышке", в "Химике", Олег Губин – тоже немолодой парень, и постоянно набирает очки. Молодец. Это настоящие профессионалы, на самом деле, которые до такого возраста играют. Конечно, тяжело… Всё равно, я знаю, у них тоже и колени, и локти, и плечи болят. Всё болит. Но играют же как-то…