Виктор Шахворостов: "Тренер голоден до побед – что и мы должны подхватить, чтобы добиться высоких результатов"

19. 07. Яна Наконечная (пресс-служба ХК "Ростов")

Интервью-знакомство с форвардом ростовчан.

Виктор Шахворостов: "Тренер голоден до побед – что и мы должны подхватить, чтобы добиться высоких результатов"

"Менталитет у американцев немножко отличается от нас... Они не заморачиваются по поводу таких вещей, как одежда, еда"

— Для разминки: опишите себя на каждую букву имени.

— Я не был готов к такому вопросу (смеётся). Великолепный, Интересный, Классный, Трудолюбивый, Обаятельный, Роскошный.

— У вас в Инстаграм есть фото с пожеланиями и подписью: "Your American Parents". Кто на нём изображён?

— Когда я играл в USHL (Американская молодёжная хоккейная лига), это были люди, у которых я жил дома. Они очень хорошо, тепло ко мне относились. И вот, я их так прозвал: мои родители в Америке.

— Общались с ними, когда вернулись в Россию?

— Да, поддерживали связь: и переписывались, и созванивались. Конечно.

— А сейчас?

— Сейчас – нет. Немножко у нас потерялась связь.

— Как семья решилась отправить вас за рубеж?

— Сначала не то, что были против... Но так, с опаской отнеслись. Всё-таки другая страна, я ещё тогда не знал языка английского. То есть всё новое: хоккей другой, жизнь немножко другая, менталитет. Сначала побаивались, а потом... В любом случае, это мой выбор был. Потом уже более-менее его восприняли.

— Вы бы могли отпустить своего ребёнка?

— Смотря, сколько лет бы ему было.

— Как вам тогда.

— Да, отпустил бы.

— Вы сказали, там другой хоккей, другая жизнь. Как это?

— Да, хоккей другой: он более быстрый за счёт того, что маленькие площадки. Очень много борьбы. Что мне понравилось – команда никогда не сдаётся. Какой бы ни был счёт, как бы они ни проигрывали: 0:5 или 1:6. И такие матчи вытаскивались. Команда всё равно верит, до конца играет, пока не прозвучит финальная сирена. На каждую смену ты выходишь и отрабатываешь, как будто она последняя. Менталитет у американцев немножко отличается от нас... В том плане, что они не заморачиваются по поводу таких вещей, как одежда, еда. У нас же как: встречают по одёжке. Там к этому проще относятся. Они не думают об этом, у них другие ценности.

— Владеете английской хоккейной терминологией?

— Да.

— Насколько хорошо?

— Конечно, за счёт того, что практики нет, какие-то слова со временем начинают забываться. Я ни с кем не разговариваю на английском сейчас. Ну, а так, в принципе, хоккейная терминология простая. Ничего сложного нет.

"Прошлый сезон для меня получился провальным. На то были причины"

— Вы стали папой в двадцать лет. Морально повзрослели быстрее сверстников?

— Я бы не сказал, что я такой взрослый... Ответственность есть, конечно. Многие говорят: "Я, вот, там, не готов пока. Ещё рано". Это дело каждого, опять-таки. Каждый выбирает для себя, это его жизнь – он в праве ей распоряжаться, как считает нужным. Я согласен, это непростой шаг, естественно. Ты полностью отвечаешь за этого маленького человечка, так сказать. Ну, это очень интересно! Очень много положительных эмоций, и ты понимаешь, ради чего жить. Это здорово, на самом деле.

— Отец говорил, что воспитывал вас строго. А вы своего ребёнка – как?

— Я своего ребёнка воспитываю совсем по-другому, потому что у меня дочка (улыбается). Отличается всё просто кардинально.

— Раньше вы играли под руководством отца. Он отличается от обычного тренера?

— Конечно, отличается. Кто бы что ни говорил, к тебе требования другие. С тебя по-другому спрашивают.

— Александр Викторович теперь тренирует "Дизель". Была мысль перейти туда?

— Были разговоры, да. Но я решил, что лучше поеду в "Ростов".

— Прошлый сезон получился сумбурным?

— Да. И если брать именно меня, то я считаю, что он получился провальным. На то были причины. Естественно, я никого не виню, не ищу виноватых. В первую очередь надо всегда спрашивать с самого себя. У меня есть вопросы к себе, которые надо исправлять. Есть, над чем работать.

— Вы самокритичны?

— Есть такое. Когда ты будешь собой доволен и не будешь с себя спрашивать, на этом останавливается развитие. Ты не растёшь в профессиональном плане. Естественно, надо с себя постоянно спрашивать, постоянно над чем-то работать, развиваться, расти. Ну, а как по-другому? Если ты хочешь чего-то добиться, по-другому никак.

— Чего ожидали от перехода в "Южный Урал" и как всё сложилось в итоге?

— Сказать, что я прямо чего-то ожидал..? Нет. Переходил в команду Высшей лиги, которая на тот момент билась за попадание в плей-офф. Мы уже приближались к кубковой зоне, но немножко не хватило. После Нового года домашнюю серию хорошо выдали: по-моему, два-три очка был отрыв. А потом пошла череда поражений. Надо было всё выиграть, а остальные чтобы всё проиграли. Естественно, это было из области фантастики. Обидно, конечно, что мы не вышли в плей-офф... А так – играл, набирал очки, хоть и не всегда это получалось.

— Почему снова "Ростов"?

— Потому что я был уже в этой организации, мне всё знакомо: команда, ребята, тренер, его требования. Он хочет из игры в игру побеждать, голоден до побед – что и мы должны подхватить, чтобы добиться высоких результатов. Естественно, город хороший. Я решил, что, наверное, это самый оптимальный вариант на данный момент.

"Не зря говорят, что хоккеист должен уметь играть во все виды спорта"

— Семья обычно переезжает с вами?

— По ходу сезона приезжают ко мне. Так как они граждане другой страны, больше трёх месяцев не могут находиться на территории России. В прошлом году получилось так, что дочку я не видел очень долго. Весь сезон. Я в августе уехал в "Куньлунь" и потом вернулся – это был конец февраля. Конечно, тяжело без семьи... Очень тяжело. Но были на то обстоятельства. Не всегда получается то, что ты хочешь.

— Где они живут?

— На Украине, в Киеве.

— Бывают ли собеседования для хоккеистов?

— Думаю, что нет. Я не слышал, по крайней мере (смеётся).

— Вы играли в "Торпедо", известном благотворительностью. Какие добрые дела совершили вместе с ним?

— Перед Новым годом дети приходили к нам на открытую тренировку. Она была специально посвящена им. Это были ребята с ограниченными возможностями здоровья, из следж-команды. Мы с ними поиграли в хоккей. Очень хорошо, очень здорово провели время! Я думаю, они остались довольны. Само собой, так как дело было перед Новым годом, мы им всем вручили подарки. Там и девочки, и мальчики были: кто-то просто по льду ходил, кто-то на скамейке сидел, кто-то на коньках катался. Все были заняты какими-то делами. Мне кажется, все получили положительные эмоции – как взрослые, так и дети. Я считаю, что это классно: детям всегда интересно, как всё устроено. Тем более тем, кто мечтает стать хоккеистами. Приходили – не помню, какой год... Но тоже маленькие ребята – им показывали, как обустроена раздевалка команды КХЛ (что где находится, как всё происходит). Провели мини-экскурсию.

— В "Нефтянике" вы комментировали матч. Понравилось?

— Ну, поначалу было непривычно, потому что мне никогда не представлялась такая возможность. Потом как-то вписался. В принципе, было интересно. Но всё равно, когда ты игрок команды и приходишь комментировать матч, немножко некомфортно. В том плане, что ребята твои бьются, стараются на льду, пластаются... А ты сидишь там наверху и комментируешь. Хочется, естественно, выйти им помочь. В принципе, у меня собеседник хороший был – Всеволод Дворкин. Как сейчас помню! Если я когда-то буксовал, он мне помогал. Так сказать, вытаскивал из ямы (улыбается).

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Всеволод Дворкин (@vsdvorkin)

— Всеволод писал, что в перерыве вы обсудили всё: от политики до маркетинга. Многим интересуетесь?

— Политикой – точно нет, потому что это бесконечная тема, на которую можно дискутировать часами, днями, неделями... И в итоге ты ни к чему не придёшь. Потому что, как правило, от нас ничего не зависит, и мы подстраиваемся под то, что предлагают. Подстраиваемся под правила игры. Я не вижу смысла вообще об этом разговаривать. Обычно, когда начинаешь об этом говорить, у каждого своё мнение. Начинаются споры, ругань, недовольство и так далее. Ну, зачем? Оно того не стоит. Было бы, что обсуждать! Есть же много других тем, на которые интересно поговорить. Я, в принципе, разносторонний человек, и могу любую тему поддержать. Почему нет? Нужно ведь жить не только хоккеем! Хоккей – не двадцать четыре часа. Да, пришёл в ледовый – всё, ты сконцентрирован на тренировках, на игре. А потом, когда выходишь на улицу, ты другой человек. Ты интересуешься какими-то другими делами – любыми. Я считаю, это нормально. Так и должно быть.

— В какой теме, кроме хоккея, вы спец?

— Ну, спец – я бы уж так не сказал... Но мне нравится музыка. Именно слушать её. На инструментах я ни на каких не играю (смеётся), хотя научиться на том же рояле было бы интересно. Другие виды спорта мне тоже нравятся. Допустим, бильярд, большой теннис – всего понемногу. Не зря говорят, что хоккеист должен уметь играть во все виды спорта.

"Мне всегда было интересно с друзьями посмеяться, повеселиться, пошутить. Чтобы настроение было хорошее – не ходить угрюмым"

На благотворительном мероприятии в "Торпедо"

— Паша Антипов говорил, что вы с ним часто встречались по году рождения. Помните его тех времён?

— Да, помню. Я тогда играл за "Ак Барс", а он – за "Кристалл", Саратов. Они были в группе "Поволжье". Мы очень часто пересекались. Ну, как "часто" – как минимум четыре раза за сезон: две игры на выезде, две – дома.

— А каким вы были в то время?

— Да, наверное, спокойным. Но в то же время – весёлым. То есть мне всегда было интересно с друзьями посмеяться, повеселиться, пошутить. Чтобы настроение было хорошее – не ходить угрюмым, грустным. Зачем? Сказал бы подходящее слово... Но, так как ругаться нельзя, скажу, что был разгильдяем немного (смеётся).

— У вашего отца много учеников, поигравших в НХЛ. Знакомы с кем-нибудь из них?

— Ну, вот, Егор Яковлев, который играет сейчас в "Металлурге". Я его помню. Мы приехали в Магнитогорск, отец взял 91-ый год. Егор тогда был ещё маленьким, а я – на четыре года младше его. Вот с того возраста я его знаю, и по сей день общаемся. С остальными ребятами – так, если где-то случайно увидимся, пересечёмся.

— За кого болели в финале Кубка Стэнли?

— Я не скажу, что прямо за кого-то целенаправленно болел... Но, наверное, большее предпочтение я бы отдал "Тампа Бэй". Всё-таки мне кажется, что они заслужили этот кубок своим старанием, своим рвением. Опять же, терпением, своей игрой. Они действительно доказали, что сейчас показывают лучший хоккей, что, в принципе, им и позволило поднять кубок над головой. Поэтому я считаю, что всё по делу. Они молодцы.

— А на Евро – болели?

— Честно? Нет (улыбается). Я смотрел, когда были интересные матчи. Когда действительно гранды футбола играли: там, Италия с кем-то или Франция. Интересные матчи, да. А так, чтобы за кого-то болеть, следить? Нет, такого не было. К футболу я спокойно отношусь. Но когда это финал Лиги Чемпионов, например – то, что стоит посмотреть – я смотрю. Естественно, интересно.

— Вы забили самый быстрый гол в истории хоккея. Об этом часто вспоминают?

— Ну, не знаю... Может, кто-то и вспоминает. Я к этому спокойно отношусь: было и было. В общем-то, история. Да, приятно, что так получилось. Обстоятельства сложились – не более того. Уже проехали, забыли. Сказать, что я лежу и постоянно об этом думаю? Такого нет (смеётся).

— А чем бы вы хотели запомниться?

— В хоккее, в жизни, в кулинарии..?

— В том, что самое главное.

— Я считаю, что самое главное – это, наверное, оставаться хорошим человеком, как бы обстоятельства ни складывались. Одно из главных. В жизни бывают разные моменты. Всё равно тебе это потом воздастся.

— А что там с кулинарией? Вы кулинар?

— Ну, не скажу, что я прямо Джейми Оливер или Гордон Рэмзи... Но, когда играл в Швеции, мы питались сами. В основном – дома. Много очень было времени, потому что я там жил без семьи. Мы жили втроём в доме. Он был недалеко от ледового. Получается, был парень из Канады, я и ещё один русский – Дима Стулов. 1994-ый год, защитник. Он сейчас в "Торосе", если не ошибаюсь. И мы за счёт того, что времени было много, готовили себе кушать каждый день: завтрак, обед, ужин. Попробовали одно блюдо приготовить, другое... Что мы только не готовили! Было довольно-таки интересно: приятно, когда ты сам что-то сделал. Если это ещё съедобно и вкусно – вдвойне приятно (смеётся)! И как-то так, потихоньку... Те вещи, которые я считал сложными, потом делал на автомате. Голодным же не будешь ходить – приходилось готовить себе.

"В Украине к русским нормально относились. Никто на тебя пальцем не показывал"

— Украина. В какой лиге вы выступали?

— Это была первая лига, главная. Я там играл за "Донбасс". Получилось так, что меня первый тренер позвал туда. Ну, как, не первый – мы с ним работали в Казани, он тренировал нас по школе. Он сам родом из Донецка, так что потом уехал обратно туда. Не побоюсь сказать, что он поднял там школу. Всё для этого сделал: был директором и параллельно менеджером в первой команде. Получается, мы с "Барсом" не попали в плей-офф – ну, там уже всё было понятно. Он позвонил мне, сказал: "Не хочешь приехать поиграть? У нас есть шансы побиться за золотые медали. Поближе к дому будешь". Я говорю: "Я не прочь!" Он говорит: "В любом же случае играть всегда интереснее, чем тренироваться". Говорю: "Я согласен". Так вот и получилось, что я поехал в "Донбасс". Сыграл концовку и весь плей-офф – стали чемпионами.

— На каком языке фамилии на джерси?

— По-моему, на английском. Да.

— Влияла ли политическая ситуация на спорт?

— Да, в принципе, нет. Она как-то нас не касалась. Ну, как всегда, были всякие разговоры вокруг да около… Кому-то интересно было такие темы обсуждать. Мне – нет, потому что я не для этого туда ехал. А так, чтобы глобально затрагивало спорт – нет. Ребята были русские в команде, к ним нормально относились. Никто на тебя пальцем не показывал. Все были одним единым, хорошим коллективом.

— Вы не попали под Интернет-цензуру? На российские сайты можно было заходить?

— Поначалу было нормально всё, а потом... По-моему, если мне память не изменяет, в 2015-ом или 2016-ом году ввели уже, да, запрет на это всё. Но люди пользуются VPN-ом: спокойно включаешь его и на любые сайты заходишь. Проблем нет никаких. Кто ищет, тот всегда найдёт (смеётся). Это мелочи, ерунда.

— Для связи покупали местную сим-карту?

— Я давно её купил ещё. Она постоянно со мной ездит везде. Естественно, когда я приезжаю домой, ставлю в телефон, чтобы мне было проще. У меня Интернет везде есть, я всегда на связи.

— Выходит, вы живёте на две страны?

— Ну, большую часть времени – сезон, я провожу здесь, в России. И домой уже приезжаю по-разному: в прошлом году получилось, что рано, относительно. Обычно – в начале-середине апреля. Где-то бывает пораньше, в этом промежутке. Естественно, мы проводим там отпуск, ездим куда-то отдыхать. И потом я уже возвращаюсь, готовлюсь к сезону и из дома уезжаю на сборы.

— Украинский язык – второй по мелодичности в мире. Согласны?

— Спорить не буду. Возможно. Допускаю. Я слышал, но как-то не придавал этому значения. Скажу, что язык, на самом деле, несложный, потому что очень много слов русских. Даже если ты по-украински не понимаешь, какие-то слова всё равно проскакивают в предложении. И ты уже можешь понять, что от тебя хочет человек. Это, конечно, упрощает общение.

— Говорите на украинском?

— Нет, я на нём не разговариваю, но всё понимаю, что говорят. Ну, практически всё. Конечно, я не все слова знаю, но чтобы общаться с человеком, мне, в принципе, этого достаточно.

— Существуют ли чистокровно украинские игроки?

— Конечно, существуют. На самом-то деле очень много, просто не все их знают. Ну, есть такие, кто на слуху. Допустим, взять того же Алексея Житника: он же сам из Киева. Это потом он переехал в Россию, в ЦСКА, и оттуда уже, если я не ошибаюсь, уехал в НХЛ. Сергей Петренко. Он сейчас работает в системе "Динамо" в ВХЛ. Тоже, вот, оттуда – из Харькова, кажется. Олимпийский чемпион. Много, на самом деле, хоккеистов. А если брать ещё ту раннюю плеяду – украинцы, рождённые в Канаде... Их же тоже очень много! Не все о них знают.

— На сборную людей наберётся?

— Конечно. Я как бы не слежу за ними – так, в новостях где-то попадается... Но они постоянно ездят на турниры, на чемпионаты мира в своей группе. Плюс, там же своя лига. Так-то, конечно, народ наберётся.