Александр Калинин: Ожидания начнутся в июле

4 дня назад Яна Наконечная (пресс-служба ХК "Ростов")

Интервью со вторым по результативности оборонцем, продлившим контракт с "Ростовом" на сезон 2022/2023.

Александр Калинин: Ожидания начнутся в июле

Остаётся совсем немного до начала сезона: команда приступит к работе в первый понедельник июля. В преддверии старта тренировок – интервью с защитником Александром Калининым, выпускником "Локомотива", который попал в систему "Сочи" ровно год назад.

— У тебя интересная история попадания в клуб: в июне-2021 был пробный контракт с "Сочи". Как получилось, что через два месяца оказался у нас?

— В Сочи не получилось, там своих ребят достаточно было. Да и в принципе, видимо, не подходил им по физическим качествам.

— Затем ты стал лауреатом недели ВХЛ в декабре. Как думаешь, почему чаще всего у нас в лидерах защитники?

— Просто нападающие, наверное, видят и хорошо отдают. Нам остаётся только попасть в пустые ворота.

— Ты провёл этот сезон в три раза результативнее, чем прошлый. Комфортнее играть, когда набираешь очки?

— Да. И уверенность чувствуешь, во-первых, и становится легче на льду. Так скажем, на кураже играешь. Потом, в конце сезона, когда уже перестал забивать, было тяжелее, на самом деле. Уверенность пропала чуть-чуть.

— И штрафов стало больше – 18 минут.

— Ну, вообще я не много удаляюсь. Всего девять раз, получается, то есть мало (улыбается).

— Помнишь какой-нибудь момент, когда обидно пропустил?

— Да, и таких даже три или четыре было в этом сезоне. Может, больше. Все голы обидные. Было такое, что мы играли "4 на 5": нас меньше, и пятый выходит – не успевает добежать, мы пропускаем. То есть буквально две секунды не хватило, чтобы он помог. Таких штуки три, наверное, было в сезоне.

— В ноябре ты сказал, что с браком ассоциируешь слова "родной человек", "семья" и "моё всё". Что теперь?

— В принципе, пока всё так и остаётся (улыбается).

— В семейной жизни что-то поменялось?

— Нет, всё по-прежнему. Если и поменялось, скорее, только в лучшую сторону. Всё то же самое, только ещё роднее, что ли.

— Вы с женой были в гончарной мастерской?

— Да. Мы засиделись дома весной и хотели сходить куда-то, развеяться. И, вот, решили в гончарную лавку. Так – стараемся, если есть свободное время и финансы, куда-нибудь сходить. Прошлым летом в июне в Архызе катались на лошадях. А в гончарной лавке интересно, занимательно. Сделали пару тарелок и пару кружек, только я ещё не пользовался. Одну кружку мы подарили Кудашу (Данилу Кудашеву – прим. ред.), тарелочку – Лерке, жене Паше Антипова. Ей тоже понравилось. И две у нас осталось, но просто стоят, как сувенирные. Боязно пользоваться.

"В МХЛ всё изменилось за полгода, и тогда уже думал о хоккее, а не об учёбе"

— У "Локомотива" очень подробный сайт. Вас опрашивали, чтобы написать биографию?

— Я отыграл там пять лет, поэтому, возможно, и было что-то. Но я, честно, не помню. Единственное интервью, которое я помню, – когда мы выиграли второй кубок у СКА.

— Из твоего профиля: "В выпускном сезоне "Локомотивом"-98 руководил известный в прошлом защитник Ильдар Юбин. Под его руководством прибавили сразу несколько игроков обороны, и, возможно, наиболее явный прогресс был у Александра Калинина". Что это за период?

— Получается, мы когда по году были ещё маленькие-маленькие, я играл в первой-второй паре всегда. Потом у нас сменили тренера, он своих игроков привёз, и я уже был третье-четвёртое звено. Не думал продолжать с хоккеем: у меня учёба в принципе хорошо складывалась, собирался учиться дальше. Но потом меня подписывают в МХЛ-Б, и на меня сразу же выходит агент. Говорит: "Подходишь. Вот, то-то, то-то ему (Юбину – прим. ред.) в тебе нравится. Поговори с ним". В МХЛ-Б, получается, я пробыл всего лишь предсезонку и в первый год отыграл матчей девять. И всё, меня подняли в МХЛ-А, только в плей-офф на пару игр спускали назад. То есть всё изменилось буквально за полгода, и тогда уже думал о хоккее, а не об учёбе.

— У тебя был шанс поиграть в молодёжной сборной?

— Был. Тогда молодёжку брали из каждого клуба – видимо, кто больше понравился. Уж не знаю, как там это всё смотрят. Когда мне было 20 лет, на следующий год после первого чемпионства с "Локо" мы вылетели в первом раунде от "Алмаза". Может, благодаря этому и получилось, что меня начали брать везде, весь год потом ездил на сборы. Если бы мы не вылетели, возможно, меня бы не взяли. Во время "Турнира трёх наций" восемь команд ещё играли в плей-офф, а мы – нет. И если бы этого не случилось, может, ребят из других команд бы взяли, а на меня бы даже не посмотрели. Возможно, это был плюс. Мы и на кубок "Subway Super Series" ездили, но там у меня игра не получилась.

— Были закадычные друзья по детской школе?

— Конечно, были. С одним парнем мы вообще с детства. Изначально же в команде много народу набирается, и в конце человек 25 остаётся, кто-то приезжает из разных городов. С кем мы были прямо с самого детства, остался только один человек. Вот, он играл в Воскресенске в этом году. С ним больше всех контактировали по школе.

— На сайте "Локомотива" есть фотографии, где ты без татуировки. Когда её набил?

— Смотря какую, у меня много их. Два года назад в марте набил предплечье только с одной стороны. Всегда мечтал сделать рукав и поэтому думал, что бы набить, чтобы потом не было так, что надоело, как у многих бывает. И добил, получается, в том году. 23 февраля начал и 8 марта, по-моему, закончил. Ну, всё в одно время примерно, когда у нас отпуск начинается или какие-то выходные дают. Вся рука – семь сеансов по 12 часов, по-моему. Устаёшь же – посидишь час-два, чай попьёшь, отдохнёшь. Мастер тоже устаёт, с ним просто сидели, болтали. Получалось много, часов 10-12. Я приходил к десяти утра, а уходил, бывало, в пять вечера, а бывало – в восемь. Один раз в десять или одиннадцать ушёл.

"С Антиповым могли созвониться раз в полгода, а в Ростове хорошо общаемся"

— Ты единственный защитник, который в сезоне 21/22 забивал в овертайме. Приятно думать: "Я своими руками принёс два очка, я молодец"?

— Не знаю, я о таком не думаю, потому что играет вся команда. У меня нет такого, все же старались. Если бы первые два гола не забили, не было бы и моего решающего.

— Это тенденция ещё со времён "Локо": "Первый гол защитника в МХЛ получился запоминающимся: 12 октября в гостевом поединке с ХК "Рига" Калинин стал автором победной шайбы в овертайме очень непростого для ярославцев матча". Помнишь тот гол?

— Помню. Просто подняли шайбу на синюю, я проехал вокруг ворот и забил в ближний угол. Ничего особенного. Просто, видимо, либо вратарь так расположился, либо я так попал. Грубо говоря, бросал даже не глядя, с разворота.

— А что за суперважный матч был?

— В Ярославле, когда играли в "молодёжке", мы всегда в основном шли на первом месте. Ну, в тройке – точно. И в принципе со всеми ладилась игра у всей команды, хорошо выступали. А именно с Ригой никогда не получалось у нас. Они всегда шли где-то в конце турнирной таблицы, если не ошибаюсь, но с ними почему-то не клеилась игра вообще. Если другие команды их обыгрывали с большим счётом, то мы всегда выигрывали 1:0, либо, там, 2:2 и овертайм. Неудобный соперник для нас был.

— У "Ростова" есть такой?

— Есть. Воронеж (улыбается).

— С Пашей Антиповым общаетесь со времён игры в "Буране"?

— Мы могли созвониться раз в полгода, на постоянке – нет. А здесь, да, хорошо общаемся.

— Кому звонил, когда переходил в "Ростов"?

— Мы же с Кудашом были в "Сочи", а знакомы ещё с "Локомотива", с молодёжки. Вместе жили в Сочи в одном номере на сборах. Он мне, в принципе, всё рассказал, а потом Антип уже просто узнал, что я еду, и набрал – поговорили.

— Паша купил автомобиль, как у тебя. Спрашивал совета?

— Это не так было, наоборот. Мы давно планировали с женой поменять машину: у неё была старая, и она её продала. А по всяким делам ездить на транспорте или на такси либо долго, либо дорого. Мы долго-долго обговаривали, что нам нужна машина. Потом начали подниматься цены, и я посоветовался с Антипом. Он подсказал мне модель, которую хочет взять. Так получилось, что, грубо говоря, я у него свистнул идею. Некрасиво получилось (смеётся). Он мне рассказал, а на следующий день у нас был выходной как раз, и мы с женой поехали посмотреть. Приехали, по цене-качеству всё понравилось, и мы сразу же её взяли. В тот же день. Так получилось, что Паша только мне рассказал два дня назад, а я её уже купил. Он ждал именно своего цвета, который хотел.

— А у тебя какая?

— Красная с чёрной крышей.

"Не смотрел на "Ладу", как на бывшую команду"

— Изначально многие думали, что с "Торосом" в плей-офф будет проще, потому что мы побеждали в регулярке, но нефтекамцы забивали "Молоту" по восемь голов. Как думаешь, хорошо, что мы на них не попали?

— Не знаю, честно. Мы же на три команды могли выйти. Мне кажется, что Пермь, что "Торос", что "Лада" – одинаковые, если взять именно нашу ситуацию, наш состав. Нам в принципе было без разницы, с кем играть. Единственное, может, где-то было бы проще перебираться. Тем более Пермь хотела все матчи дома играть, если не ошибаюсь. Нам бы было полегче. Просто у ребят из Тольятти, так скажем, мастерства больше, а у других – другие качества лучше. В любом случае была бы одинаковая игра.

— Мы не обсуждали, но ты ведь играл в Тольятти?

— Да, когда это был фарм-клуб Ярославля, играл один сезон. Не помню, сколько матчей даже. Наверное, примерно 30.

— Поменялось ли твоё отношение к "Ладе" после серии в плей-офф?

— В принципе, я не смотрел на них, как на бывшую команду. Там же всё меняется: и ребята, и руководство, и тренеры. Тем более в Тольятти в этом году был тренер, который в начале прошлого года работал в Воронеже. До этого в Ярославле он был по защитникам, если не ошибаюсь. Знакомые, но всё уже совсем по-другому. Я понимаю, если бы одни и те же ребята и они бы не менялись, тогда – да. А тут… Ну, злость, понятно, всегда присутствует перед игрой: охота выйти и выиграть. Но какого-то особого отношения не было.

— Тебе делали операцию в этом году?

— Ну, это мини-операция, так скажем. У меня вырезали опухоль на языке. Не знаю, как она сформировалась, просто неделю ходил и думал: "Что это такое?" Она появилась в Ростове уже. Я приходил – сказали: "Ничего не понятно. Может, ты во сне прикусил? Но тогда бы проснулся". И вообще я бы почувствовал, наверное, но не помню ничего такого. У меня был шарик на языке, который мне мешал.

— Когда вырезали, говорить мог?

— Мог, просто шепелявил чуть-чуть. Получается, его из середины просто вырезали, и язык сшили. Немножко пережимало: нитки, когда я говорил, тянулись. Даже специально пытался шепелявить, потому что самому легче было так.

— Что хорошего скажешь про этот сезон?

— Что хорошего сказать? Видно, что сезон результативнее, это уже хорошо. Дальше, надеюсь, будет ещё лучше. Ребята хорошие, коллектив классный. Тренерский штаб доверяет и в принципе даёт возможность что-то своё придумывать, а не просто играть по схеме.

— Есть такое, что с каждым годом всё лучше?

— Есть, но прошлые – не считаются. У меня только этот год. Прямо сейчас мне становится лучше жить (улыбается).

— Чего ждёшь от нового сезона?

— Пока, честно, не знаю. Наверное, просто устал за прошлый сезон, поэтому хочется отдохнуть. А ожидания начнутся в июле, когда как раз отпуск пройдёт: дома уже не то, скучаешь по работе.